Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

«РОСПИСЬ О ПРИДАНОМ» «СКАЗАНИЕ О ПОПЕ САВЕ И О ВЕЛИКОЙ ЕГО СЛАВЕ» Литература 17 века


«РОСПИСЬ  О  ПРИДАНОМ»





Литература 17 века.


Вначале 8 дворов крестьянских 

промеж Лебедяни, на Старой Резани, не доезжая Казани,

где пьяных вязали,

меж неба и земли, поверх лесу и воды.

Да 8 дворов бобыльских,

в них полтора человека с четвертью,

3 человека деловых людей, 4 человека в бегах да 2 человека в бедах,

один в тюрьме, а другой в воде.

Да в тех же дворех стоить горница о трех углах

над жилым подклетом <...>

третий московский двор загородной

на Воронцовском поле, позади Тверской дороги.

Во оном дворе хоромнаго строения:

два столба вбиты в землю, третьим покрыто <...>

Да с тех же дворов сходитца на всякой год насыпного хлеба

8 анбаров без задних стен;

в одном анбаре 10 окороков капусты, 8 полтей тараканьих да 8 стягов комарьих, 4 пуда каменнаго масла.

Да в тех же дворех сделано:

конюшня, в ней 4 журавля стоялых,

один конь гнед, а шерсти на нем нет,

передом сечет, а задом волочет

да 2 кошки дойных,

8 ульев неделаных пчел, а кто меду изопьет <...>

2 ворона гончих, 8 сафьянов турецких.

2 пустоши поверх лесу и воды.

Да с тех же дворов

сходится на всякий год всякаго запасу по 40 шестов собачьих хвостов,

да по 40 кадушек соленых лягушек,

киса  штей да заход сухарей,

да дубовой чекмень рубцов, да маленькая поточка молочка,

да овин киселя.

А как хозяин станет есть, так не за чем сесть,

жена в стол, а муж под стол,

жена не ела, а муж не обедал.

Д а  о  п р и д а н о м  п л а т ь е:

шуба соболья, а другая сомовья,

крыто сосновою корою, кора снимана в межень,

в Филиппов пост, подымя хвост.

Три опашня  сукна мимозеленаго, драно по три напасти локоть.

Да однорядка  не тем цветом, калита  вязовых лык,

драно на Брынском лесу в шестом часу.

Крашенинные сапоги, ежевая шапка <...>

400 зерен зеленаго жемчугу

да ожерелье пристяжное в три молота стегано, серпуховскаго дела.

7 кокошников шитые заяузским золотом...

8 перстней железных золоченые укладом,

каменья в них лалы, на Неглинной бралы.

Телогрея мимокамчатая, круживо берестеное.

300 искр из Москвы-реки браны <...>

И всего приданаго будет на 300 пусто, на 500 ни кола.

    А у записи сидели: сват Еремей да жених Тимофей, кот да кошка, да поп Тимошка, да сторож Филимошка.

    А запись писали в серую суботу, в рябой четверток, в соловую пятницу.

    Тому честь и слава, а попу каравай сала да обратина пива. Прочиталыцику чарка вина, а слушальникам бадья меду да 100 рублев в мошну. А которые добрые люди, сидя при беседе и вышеписанной росписи не слушали, тем всем по головне <...>

http://old-ru.ru/08-33.html




«лечебник на иноземцев» и «роспись о приданом»  – шуточные, юмористические произведения того времени.

Collapse )

Археологический фольклор

Археологический фольклор

Archaeology.RU. Archaeological Folklore. Археология


Странные законы археологии



Законы археологии теллей

· Несущественно, где будет раскапываться первый квадрат, в любом случае будет найдено отхожее место турецкого периода.

· Если три кандидата наук с полевым стажем 39 лет разобьют сетку квадратов на раскопе, позднее обнаружится неисправимая ошибка.

Поправка. 

Ошибка обнаружится только при написании отчета.

· Если профессиональный геодезист со стажем работы 39 лет будет нанят в следующем сезоне, то сетка квадратов вновь будет разбита с неисправимой ошибкой.

Поправка 1.

Если второй профессиональный геодезист будет нанят (за ОЧЕНЬ высокую плату) для проверки работы первого геодезиста, ТО сетка окажется верной с точностью до 0.005%.

Поправка 2. 

При написании отчета все равно выяснится, что сетка разбита с неисправимой ошибкой.

· Ни одна конструкция, выявленная в пределах раскопа, не может получить

окончательной интерпретации до тех пор, пока сохраняются бровки,поскольку все наиболее важные части скрыты.

Поправка. 

Когда бровки сняты, конструкция все равно не может получить

интерпретации.

· Наименее опытный начальник участка с наименее обученной командой всегда сделает наиболее важное открытие.

Поправка 1. 

Он или она, не зная, что это такое, не сделает записи в полевом дневнике.

Поправка 2. 

Как только ошеломляющее понимание того, что это открытие не было ни описано, ни сфотографировано, ни нанесено на план, появится инспекция из Отдела Древностей.

Поправка 3. 

Именно в тот момент, когда Вы искренне пытаетесь объясниться с Заведующим Отдела Древностей, появится вольнонаемный рабочий с половиной свежерасколотой микенской пиксиды и спросит: “А что это такое?”.

Поправка 4. 

Наиболее опытный начальник участка с наиболее профессиональной командой способен на еще более глупые ошибки.

· Когда появляется необходимость выявить наиболее важный уровень залегания постройки, выясняется, что техник сбежал с лаборанткой.

Поправка 1.

Если вы решите сделать упомянутую работу самостоятельно, поскольку занимались этим неоднократно, то получаться будет не лучше, чем у самого неопытногосотрудника.

Поправка 2.

Факт, что все то, что можно было испортить, испорчено, будет особенно очевиден, поскольку незадолго до этого Вы объясняли нескольким присутствующим студентам, как следует прослеживать уровни построек.

· Если N начальникам участков выдается некоторое количество неких орудий, то выяснится, что количество необходимых орудий составляет точно N-1.

Поправка.

Если же количество начальников участков и количество орудий

необъяснимым образом совпадает, то при возвращении орудий на склад выяснится, что их количество не превышает N-1.

Особые законы

Постулат Гезера

Все структуры исчезают в бровках.

Поправка Ланса. ...и никогда не появляются с другой стороны.

Закон Вулли

Неважно, где будет размещен отвал, все равно там придется раскапывать позднее.

Закон плавающего репера

В любом археологическом сезоне геодезист обнаружит, что нулевой репер предыдущего сезона ошибочен на ±50см.

Закон Шехема

Наиболее важное открытие всегда появляется в конце археологического сезона и должно быть засыпано, чтобы подвергнуться исследованию в следующем сезоне.

Дополнение 1. 

Упомянутое открытие не будет обнаружено в следующем сезоне.

Дополнение 2. 

Если упомянутое открытие обнаружено в следующем сезоне, то выяснится, что это ни что иное, как современное вторжение в слой.

Дополнение 3. 

Если упомянутое открытие все же утрачено, то в анналах археологии будет записано, что археологи совершили величайшее открытие экспедиции в упомянутое время, но эти идиоты попросту вышвырнули его.


"Про археолога Федю" В.  Высоцкий

Археологический фольклор


Археологический фольклор

Archaeology.RU. Archaeological Folklore. Археология



Мезозойская культура




Помнишь мезозойскую культуру:

У костра сидели мы с тобой,

Ты на мне разодранную шкуру

Зашивала каменной иглой.

Я сидел, небритый и немытый,

Нечленораздельно бормотал.

В этот день топор из неолита

Я на хобот мамонта сменял.

Если хочешь - приди

И в пещеру войди,

Хобот мамонта вместе сжуем.

Наши зубы остры,

Не погаснут костры,

Эту ночь проведем мы вдвоем.

В дымном полусумраке пещеры,

Где со стенок капала вода,

Анекдот времен архейской эры

Я тебе рассказывал тогда.

Ты иглой орудовала рьяно,

Не подняв своих косматых век:

Ты была уже не обезьяна,

Но, увы, еще не человек.

Если хочешь - приди...

Помнишь наше первое свиданье

Над лесной извилистой рекой?

Слышалось урчанье и ворчанье -

Мы с тобою шли на водопой.

Ты сказала: "Вся в твоей я власти,

От любви, как от огня, горю!" -

И в порыве тихой, нежной страсти

Откусила напрочь мне ноздрю.

Если хочешь - приди...

До сих пор я часто вспоминаю

Темный вечер высоко в горах,

Как тебя сырую доедая,

Плакал я, от ревности горя.

И ночами снится мне недаром

Холодок базальтовой скалы,

Тронутые ласковым загаром

Руки волосатые твои.

Если хочешь - приди...

В веке нашем нынешнем, двадцатом,

Не похожем так на мезозой,

Бритым, аккуратным, неизмятым

На свиданье я приду с тобой.

И тебе скажу я без оглядки,

Что тебя без памяти люблю -

Человека с головы до пяток,

Обезьяну милую мою.

Если хочешь - приди...

"Про любовь в каменном веке" В.  Высоцкий


Археологический фольклор


Археологический фольклор

Archaeology.RU. Archaeological Folklore. Археология




Скифское




(На мотив монографии Б.А. Рыбакова)

Бывают скифы царские

У них нагайки хлесткие

У них замашки барские

Фамилии заморские

У них мечи на талии

И панцири лучистые

И золотые псалии

И кони норовистые

А луки сигмовидные

А поведенья злостные

А их слова обидные

А их могилы - Толстые

Они необразованны

Нахлещутся араками

И тычут во все стороны

Своими акинаками

А за скандалы шумные

За всяко безобразие

Недаром люди умные

Поперли их из Азии

Они пируют до зари

В могилы сыплют золото

Они совсем не пахари

Они ВООБЩЕ не сколоты

А мы тут скифы-пахари

Мы по-простому сколоты

Мы не пируем до зари

И не транжирим золото

У нас соха рогатая

И жены круглолицые

Мы соблюдаем святыя

Трипольские традиции

Решительно непьющие

Особенно "Лиманское"

За нами вся грядущая

История славянская

Куда мытьем ли, катаньем

Мы пронесем с любовию

Свою соху рогатую

И бычье поголовие.


Амазонка


Ветер шальной, ветер степной

Над ковылем взметнулся высоко

Ветер степной, ветер шальной

Мчит меня над осокой

Грудь моя белая в панцирь одета

Тело упруго мое

Нежной руке без колец и браслетов

Любы праща и копье

По ветру стелятся струи лучистые

Кудрей моих серебра

Нежные бедра сжимают неистово

Конские ребра

Я оседлаю коня на рассвете

Утренней степью помчу широкой

Тело ласкает мое ветер

Рвет одеянья мои лишь ветер -

Ветер степной, ветер шальной

Мчит меня над осокой

Ночной ветер едва колышет полог моего шатра.

Душно, я выхожу на дорогу.

Стойбище спит, нигде ни души.

Боже, дай мне дожить до утра…

Я оседлаю коня на рассвете

Утренней степью помчу широкой

Тело ласкает мое ветер

Рвет одеянья мои лишь ветер -

Ветер степной, единственный мой

В этой скачке степной.

Как все это делалось


Археологический фольклор


Археологический фольклор

Archaeology.RU. Archaeological Folklore. Археология





Там, за Танаис рекой... (Скифы, Скифская баллада)

Гимн археологов


 Там, за Танаис-рекой, за рекой,

Скифы пьют-гуляют,

Потерял грек покой, да грек покой!

Скифы пьют-гуляют.

Царь Атей отдал приказ, отдал приказ

Сбросить греков в море,

И сколоты в тот же час, - в тот же час!

Собралися в поле.

Акинаков перезвон, перезвон

Слышен в скифском стане,

И марают свой хитон, - да, свой хитон!

Греки-боспоряне.

Скоро скифы-степняки - да, степняки!

Разлетятся роем,

И насытятся клинки - да, клинки!

Греческою кровью.

Я люблю кровавый бой, кровавый бой

И врага вкус крови.

Скифской лавы дикий вой, - да, дикий вой!

Лучше всех мелодий.

Пряный запах чабреца, - да, чабреца!

Горький вкус полыни,

Укрощенье жеребца - да, жеребца!

На степной равнине.

Под копытами коня - да, коня!

Вьется пыль степная,

Льется песня степняка, - да, степняка!

Льется удалая.

Даль степная широка, широка

Все Причерноморье.

Повстречаю грека я - да, грека я!

Во широком поле.

"После чего следуют 24 куплета философского спора между греком и скифом, в результате

которого":

Акинаком исколю, исколю

Всю античну рожу,

А потом коня возьму, коня возьму

Конь всего дороже.

Голову б его отдал - да, отдал!

Я царю Атею,

И из рук царя бокал - да, бокал!

Выпью за трофею.

Кровью эллина смочу - да, смочу!

Древний меч Ареса

И двуконный поскачу, - да, поскачу!

К стенам Херсонеса.

В Херсонесе кулаки - да, кулаки!

Все сидят по клерам,

Поставляют пауки - да, пауки!

Книдскую мадеру.

Лихо въеду в Херсонес, в Херсонес

Там продам гнедого,

А потом в кабак залез, в кабак залез - бы!

Взял себе хмельного.

Пил хмельное не спеша, не спеша,

Устали не зная,

Чтобы слилася душа, моя душа

С боженькой Папаем.

Выпью книдского вина, - да, вина!

Не смешав с водою,

И гулял бы дотемна, - ой, до темна!

С гетерой молодою.

Пока зори не взошли, не взошли,

Возвращусь в кочевья,

Пряный запах трав степных- да трав степных!

До умопомраченья.

Утром баню истоплю, истоплю,

Выбью дух Пиндосов

И от страсти завоплю, - да, завоплю!

Как Сократ-философ.

Мой товарищ, акинак, акинак,

Конь да лук с колчаном,

Пропадешь ты как дурак, - совсем дурак!

Коль не будешь пьяным.

Пьяных боги берегут, берегут,

Истина святая.

Видно боги с нами пьют, с нами пьют,

Только мы не знаем.

Пей, гуляй, пока живешь, пока живешь,

Веселись по пьяни,

Все равно конец найдешь

Во степном бурьяне.

Даль степная широка, широка

Без конца и края,

Льется песня степняка, - да, степняка!

Льется, затихая...

Но!

Там, за Танаис-рекой, за рекой

Уж не в скифском поле,

Там гуляет савромат удалой

С меоткой молодою!

Археологический фольклор

Археологический фольклор

Archaeology.RU. Archaeological Folklore. Археология


Три гоплита


Над Элладой тучи ходят хмуро,

Град Афины ужасом объят:

Дарий Первый, царь персидский, шкура,

Снарядил карательный отряд.

Но стратеги приняли решенье -

Не пускать врага в родимый град!

Совершивши жертвоприношенье,

Говорил народу Мильтиад:

- В шесть секунд побьём мы персов, верно,

И прогоним с греческой земли! -

В это время Датис с Артаферном

К Марафону корабли вели.

Но пошли без всякого испуга

За родимый полис и народ

Три гоплита, три весёлых друга,

Твёрдо веря: ворог не пройдёт!

- Пусть не будет варварам прощенья!

Мы покончим с этою ордой! -

Мильтиад кричал перед сраженьем,

Потрясая грозно бородой.

Побежали греки, точно лани,

Чтоб врубиться в центр и во фланг,

И летели наземь басурмане

Под напором яростным фаланг.

Звон мечей, хруст копий, крик и ругань…

И, хотя Удача и слепа,

Три гоплита, три весёлых друга,

Храбро били персам черепа.

- Это нами варвары разбиты

При содействии высоких сфер! -

Спьяну после хвастались гоплиты,

Обнимая ласковых гетер.


Ветеранские плачи (вольный перевод с латинского)


Стою перед вами я и не стыжусь.

Судьба меня всюду бросала.

Подайте сестерций: на что я гожусь,

Безноженький, после Фарсала.

Великий Помпей, он от драки устал,

За что был зарезан с коварством,

А Гай Юлий Цезарь диктатором стал,

И править он стал государством.

Марк Порций Катон был весьма справедлив

И бился за правое дело,

Но в Утику он после Тапса приплыв,

Мечом закололся там смело.

А Цезарь стал скоро сенат притеснять

И к трону стремиться бездарно.

Сенат под диктатора начал копать -

Был Цезарь зарезан коварно.

Марк Брут муж был умный и смелый вполне,

И с Цезарем дерзко боролся,

Но, злою судьбою прижатый к стене,

Он храбро мечом закололся.

В сенате стал главным потом Цицерон,

Но спелась коварная кодла,

И был понесен государством урон -

Марк Туллий зарезан был подло.

Юпитер, однако, убийц не забыл -

С Антонием так обошелся:

В царицу Египта влюбленный он был,

А после мечом закололся.

Один только Август, хоть скромен и тих, -

Мне верьте вы или не верьте, -

Коварно зарезал врагов всех своих

И счастливо правил до смерти.

Блажен, кто сестерций калеке подал.

Не брезгуйте, люди, солдатом.

Подайте тому вы, кто кровь проливал

В последней войне с Митридатом.


Об стены бил Август своей головой



Об стены бил Август своей головой.

Рыданья звучали и стоны.

Оттуда я, люди, вернулся живой,

Где Вар положил легионы.

Был строг Цезарь Август и, надо признать,

С развратом боролся он очень.

Чтоб зло компетентнее искоренять,

Имел он бессонные ночи.

Вот Август Тиберия усыновил.

Тот правил сначала не строго,

Но те, кто величье его оскорбил,

Всем нам приказали жить долго.

Калигула после Тиберия был -

Пример сумасброда и хама.

Он богом однажды себя объявил,

Юпитера выгнав из храма.

Калигула каждой скотине был друг,

И был он на шалости падкий:

Когда его конь стал сенатором вдруг,

Все римляне ржали украдкой.

Сенаторов лишь рассмешить нелегко -

Сенаторы мрачные были.

Они обижались на шутки его

И очень коварно убили.

А Клавдий Калигуле дядюшкой был

И пост занял храбро опасный.

На пытки и казни смотреть он любил,

Но был в личной жизни несчастный.

Развратна - он знал - Мессалина-жена,

И Клавдий пенял ей за это.

За это она и была казнена -

Сжил Клавдий супругу со света.

Он сердце отдал Агриппине тогда.

Опасный, признаться, был номер:

Грибки приготовила как-то она -

От этого Клавдий и помер.

Нерон начал править. Поэтом он был,

И в творческом смелом полёте

Британика, сводного брата, убил,

И маму, и старую тётю.

Потом всех друзей император извёл

Без всякого без сожаленья

И даже однажды себя заколол

Он для полноты ощущенья.

Писатель Петроний - на что был хорош -

Развратником был без изъяна -

Однажды устроил с друзьями кутеж

И вены открыл себе спьяну.

Совсем я беспомощный, граждане, стал.

Скончаюсь, наверное, скоро.

Подайте тому вы, кто кровь проливал

В тяжелую пору террора.

Херсонес


Вы теперь стоите в Херсонесе

Это древний город, вам говорят,

Его основали древние греки

Херсонсон прозвали, вам говорят

Здесь когда-то жили только тавры

Жуткие бандиты, вам говорят

Резали пендосов ножичком кремневым

И жарили без смальцу, вам говорят.

Гражданин, не лезь до тавричанки,

Это вам не баба, а экспонат.

Щупать неприлично, негигиенично,

За это бьют по харе, вам говорят.

Гложет зависть скифов - хулиганов

К грекам - коммерсантам, вам говорят

Наточили скифы ножи-аккинаки,

Порешили скифы Херсонес прибрать.

Тут вмешался царь могучей Понты,

царь могучей Понты, царь Митридат:

В Херсонес прислал он Беню из Синопы

А имел тот Беня кличку Диафант.

Прятали скифы ножи-аккинаки,

- Мы проиграли - Бене говорят,

- Мы поиграли, мы уже устали,

Мы пойдем до хаты, Беня Диафант.

Вот такие ужасные драмы

Были в Херсонесе много лет назад.

Поверьте мине детки, поверьте папы-мамы,

Не меньше как майором стал Беня Диафант.

Археологический фольклор

Археологический фольклор

Archaeology.RU. Archaeological Folklore. Археология





Байки с Северо-Запада 


*Из полевого дневника:

"В кургане обнаружено ожерелье из когтей и зубов какой-то хищной птицы..."


Из наболевшего:

Если ты, приятель, археолог

Будет твой рабочий день не долог,

Раскидаешь три - четыре тонны,

И свободен, - кушай макароны...


В. Иванов на раскопках сопки на Западной Двине

Диалог:

- Какой у нас репер сегодня?

- Не знаю, его ещё из лагеря не принесли...




Песня Северо-Западных археологических экспедиций


(на мотив "У Геркулесовых столпов...")

По звездам Млечного пути легла отцов дорога,

По звездам Млечного пути драккар в морях летит,

От родового очага и от друзей далеко,

Туда, где золото блестит и смерть мужей косит.

Там, на земле чужих богов, не властен грозный Один,

Могучий Тор не защитит, и Фрея спрячет лик,

И только ты, мой верный меч, да щит из бычьей кожи

Отважных викингов хранишь от сотен вражьих пик.

Меха Гардарики лесной, коварных греков вина,

Янтарь балтийских берегов, арабов серебро,

Я положу к твоим ногам все украшенья мира,

Пусть только Фрея сохранит твоей любви тепло.

Но путь в Византию далек, угроз полны чужбины,

И, разлюбив, жена уйдет в чужой коварный род,

Тогда всё золото свое я замурую в глину,

И пусть о подвигах былых лишь старый скальд поет.

По звездам Млечного пути легла моя дорога,

По звездам Млечного пути драккар в морях летит,

В край, где хрустальная волна в янтарный плещет берег,

Где можно в волю вина пить, и королев любить...


Песня о вещем Олеге. В. Высоцкий


.




В  насыпях  курганов степной  зоны часты  укрепленные  позиции  всех  войн, происходивших  на  этой  территории.  Отсюда  и  тема.


Он рыл с утра - и вырыл дзот

В котором ротный пулемет

И сапоги от пулеметного расчета

Обломок прусского штыка

Четыре шейных позвонка

Коленных чашечек, поношенных слегка -

Без счета.

Перекурил и приналег

К обеду выдохся и взмок

Но наплевать ему, парнишка был в ударе

Сначала, правда, ни черта

Потом - по линии хребта

Безукоризненно разрубленный ката-

фрактарий.

Тут я кричу ему: "Пора

Колоть поленья для костра!"

А он послал меня куда-то на санскрите

"Одежки потные с меня

сушите кеды у огня

и пейте кофе под гитару, а меня

не ждите"

Он рыл измученный и злой

"Всей этой пакости земной

Начало где-нибудь в истории должно быть

И я дойду, в конце концов

До неизученных слоев

Где нет ни виселиц, ни цинковых гробов

Ни злобы.

Он матерится в глубине

И закатилась на спине

Жару и ливень повидавшая футболка

Тут я кричу ему: "Старик!

Так ты ж врубился в материк!

А эту глину - матери не матери -

Без толку"