Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Стена динозавров в Боливии .


Стена  динозавров  в  Боливии .






.рис 6



В одной из беднейших стран мира Боливии, недалеко от провинциального города Сукре (Sucre), находится ничем не примечательный, небольшой цементный заводик. Собственно он бы так и был дальше никому не интересен, если бы в его окрестностях в 1994 году не появился Клаус Шутт (Klaus Schutt). История умалчивает о том, зачем Клаус пошел на прогулку именно к этому заводу, однако от увиденного там, Клаус получил самый настоящий шок.

Вдоль завода, на протяжении 1,2 километра стоит практически вертикальная стена высотой с 30-ти этажный дом. Мало того, что само по себе образование уникально, так еще и по всей его поверхности идут застывшие в камне следы динозавров. В 1998 году исследовательская команда, возглавляемая швейцарским палеонтологом Кристианом Мейером (Christian Meyer), изучила стену. Именно тогда стена и получило известность в научных кругах.
Collapse )

Следы балтийских славян в генофонде русского населения Восточной Европы.

Следы балтийских славян
в генофонде русского населения Восточной Европы.




Малярчук Б. А.
The Russian Journal of Genetic Genealogy
(Русская версия). 2009. - Том 1. - №1. - с. 23-27




Абстракт.
Анализ изменчивости митохондриальной ДНК (мтДНК) и Y-хромосомы в популяциях русского населения европейской части России показал, что русские характеризуются низким уровнем генетической дифференциации как по материнским линиям мтДНК, так и по отцовским линиям Y-хромосомы. Более того, генетические различия между русскими популяциями вообще исчезают, если их сгруппировать в соответствии с диалектным членением русского языка или по данным антропологии. Между тем, анализ изменчивости мтДНК в популяциях северной части Европы показал, что некоторые русские популяции Северо-Западного региона России (Псков и Великий Новгород) и поляки Северо-Восточной Польши (Сувалки) достоверно отличаются от соседних популяций славянского (русские и поляки), балтского (литовцы) и угро-финского (эстонцы, карелы, финны) происхождения. Полученные генетические данные позволяют рассматривать псковско-новгородское русское население в качестве отдельной славянской группировки в составе современных восточных славян.

Collapse )

Норманизм в России.Сердцем чую, или Как норманнизм стал "наукой" С.Цветков


Сердцем  чую, или  Как  норманнизм  стал "наукой" 






Цветков С. Э. -российский историк

В одном месте своего «Нестора» Шлёцер пишет, что после его отъезда из России «русская история начала терять ту истину, до которой довели ее было Байер и его последователи, и до 1800 г. падение это делалось час от часа приметнее». Иначе говоря, в варяжском вопросе русская историческая наука двинулась своим путем, миновав выставленные норманнистами дорожные указатели на Скандинавию. Даже академические немцы волей или неволей подтверждали самобытность русских национально-государственных начал. К этому их понуждало не русское правительство, об этом свидетельствовали источники, этого требовали факты. В 1800 г. (самое дно пропасти, по Шлёцеру) вышло «Историческое и статистическое изображении России» А.К. Шторха, который доказывал, что уже в VIII в. через русские земли пролегал торговый путь, связывавший арабский Восток с Северной Европой, и что Рюрик, придя в Новгород, нашел здесь выгодный торг. Шлёцер обозвал мысли Шторха неучеными и уродливыми. Однако таких «уродливостей» появлялось все больше.

Collapse )

Норманизм в России. Первая битва за русскую историю (Миллер и Ломоносов) С.Цветков


Первая  битва  за  русскую  историю  (Миллер  и  Ломоносов) 







Цветков С. Э. -российский историк.



Первая публичная баталия по варяжскому вопросу состоялась в правление Елизаветы Петровны.
Происхождение русского народа и русского имени на этот раз взялся разъяснить Герард Фридрих Миллер.
В области изучения российских древностей он был такой же случайный варяг, как и Байер . Будучи академиком «первого призыва», Миллер преподавал в академической гимназии латынь и историческую географию. В 1725 г. академику было двадцать лет, у него не было ни научного имени, ни связей, а между тем он желал прочно осесть в Петербурге. Предприимчивый юноша приобрел доверие всемогущего библиотекаря Академии и советника академической канцелярии Шумахера и стал ухаживать за его дочерью в надежде унаследовать хлебные должности своего предполагаемого тестя.

Collapse )